Что сделали в сколково

Что сделали в сколково

Вчера я написал о Сколково снаружи — рассказал о том, что там уже построено и что строится. Но, как я сразу оговорился, конечно же в Сколково важны не дома и дороги, а проекты. Что там с проектами, есть ли результаты? Есть!

Так как наш пресс-тур проходил в рамках подготовки к конференции Биотехмед, по биотехнологиям, нам показали именно проекты из кластера биотехнологий и медицины Сколково.

Об одном из таких успешных и уже работающих проектов я рассказывал — это 3DSmile. Сегодня я расскажу еще о двух проектах, один из которых уже работает, другой приближается к стадии клинических исследований.

«Моторика» — это проект по созданию индивидуальных протезов кисти. Проект в основном ориентирован на детей, и на данный момент компания уже помогла более чем 30 детям обрести новое качество жизни.

  • «Моторика» — проект по созданию индивидуальных протезов кисти
  • © Фото из открытых источников

Сейчас компания создает механические, или так называемые тяговые протезы, работающие от движения лучезапястного сустава. Но в разработке находится и миоэлектрический протез, работающий «от силы мысли», а точнее от сигналов на нервных окончаниях. Нам его пока не показали, так как команда разработчиков скоро отправится на международный конкурс подобных проектов — до тех пор показывать разработку нельзя.

  • © Фото из открытых источников

Компания не просто разрабатывает и производит протезы, но и оказывает помощь в адаптации ребенка к нему. Все проходит в форме игры, в процессе которой психологи помогают ребенку научится и привыкнуть к протезу. Кстати, на фото видно, что протез не похож на настоящую руку. Это сделано сознательно. Бывают протезы, которые по виду неотличимы от настоящей руки, но как говорят разработчики, такие протезы вредны для психического здоровья ребенка — он начинает прятать свой недостаток, стесняется его. Протезы компании Моторика напротив — выделяются и сразу заметны, причем нам показали коричневый вариант — но в реальности проект делается по желанию ребенка — обычно ярких цветов. Например, одна девочка заказала протез розового цвета с кошечками и блёсками. Яркие и красивые — они воспринимаются детьми не как недостаток, а как игрушка. Большой проблемой становится то, что другие дети реально начинают хотеть себе такой же.

  • © Фото из открытых источников

Изделие стоит около 70 000 р, но для детей, благодаря социальным гарантиям Российской Федерации, всё бесплатно, включая не только сам протез, но и проживание и помощь психологов.

  • © Фото из открытых источников

Второй очень важный и нужный проект — DRD Biotec — создание экспресс-тестов для быстрого и точного диагностирования инсультов и травм головного мозга.

Разработки в этой области начались еще в 80-х годах нашей соотечественницей Светланой Александровной Дембиновой, в Петербургском государственном медицинском университете им. академика И.П. Павлова. Она советский и российский нейробиолог, нейрохимик, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Бурятия и России. Но в 2000 ей пришлось уехать в США в Медицинский центр «Декалб», Атланта, где она продолжила свои исследования.

Сегодня технология возвращается в Россию.

  • © Фото из открытых источников

Зачем эта технология нужна? Дело в том, что эффективную и практически без последствий помощь при инсульте необходимо оказать в первые 4,5 часа.

«В первые четыре с половиной часа после начала заболевания существует так называемое терапевтическое окно, когда тромболитическая терапия дает наибольший эффект, и с ее помощью можно лизировать (растворить) тромб. Для более агрессивного вмешательства, например, хирургического удаления тромба из сосуда, окно остается открытым даже дольше, первые шесть часов, — объясняет Евгения Александрова, медицинский директор DRD Biotech. — Если все правильно и вовремя сделать, симптоматика инсульта может практически полностью исчезнуть».

Поэтому важна ранняя диагностика инсульта, которую на данный момент возможно провести только в условиях больницы. Причем даже в больнице это сделать не так то просто, точная диагностика возможна только с использованием КТ или МРТ. Данный проект как раз и нацелен на создание простых и недорогих тестов, которыми можно пользоваться как в домашних условиях, так и оснастить ими врачей скорой помощи.

Метод основан на том, что во время инсульта в кровь выделяются определенные биомаркеры — глутоматы. Глутаматы — главные нейротрансмиттеры центральной нервной системы. То есть вещества, химическим образом передающие возбуждение от клетки к клетке.

«Мы решили начать с четырех биомаркеров, — рассказывает Евгения Александрова. — Один из них — белок, говорящий об ишемическом повреждении мозга, второй — о травматическом. Еще два являются антителами к первым двум белкам, то есть, в принципе, свидетельствуют о тех же повреждениях». Но разница есть, и существенная. Исходный белок‑биомаркер появляется в крови через несколько минут после инсульта. Антитела к нему вырабатываются позже, через день‑два, зато и сохраняются в организме дольше, иногда до нескольких месяцев. Обнаружив их, можно постфактум определить, был ли инсульт. Эти же антитела дают возможность предсказать, ждать ли его в будущем. В этом последнем случае одного исследования мало, нужно провести несколько последовательных тестов: если содержание антител нарастает, риск инсульта повышается. По антителам можно отслеживать и эффективность лечения: если назначена профилактическая терапия, а антител все больше, значит, эффекта нет.

Светлана Дамбинова стала научным руководителем проекта.

То есть, на данный момент, под проектом существует очень прочный и надежный фундамент научных исследований, масса публикаций в серьезных научных журналах, и неоспоримый международный авторитет как научного руководителя так и тех результатов, которых Светлане Дамбиновой удалось достичь. Вопрос сейчас не в том, работает ли методика или нет, а в том, что бы найти лучшие вещества с которыми будут взаимодействовать биомаркеры — показывая их наличие и концентрацию в крови. Впрочем, и это уже сделано, и сейчас задача проекта — пройти клинические испытания на которых подтвердить эффективность методики. В случае успеха, в котором уже не приходится сомневаться, технология поможет врачам спасти множество жизней.

Помог я вам рассеять ваш скепсис по поводу Сколково? Еще нет? Ну тогда продолжим рассказ.

Всего проектов в технопарке более полутора тысяч, многие из которых уже реально работают. Но, тут следует понимать, что в каждом кластере свои сроки реализации и свои показатели эффективности. Например в кластере IT средний срок от идеи до готового продукта — около года. И процент удачных проектов там зашкаливает. А вот с биотехнологиями сложнее и не только в Сколково, так во всем мире. Срок реализации проекта — от идеи до готового продукта — 10, а то и 15 лет. А процент удачных стартапов всего 3-5%, остальные проваливаются. Повторяю, это статистика не Сколково, это мировая статистика, мировой опыт. То есть вложения в биоттехнологии на данном этапе очень рискованны.

Читайте также:  Программа для обрезки видео mkv

На данный момент в Сколково около 250 стартапов в области биотехнологий. Так как сам Сколково существует всего около 5 лет, то конечно же большая часть из этих проектов пока далеки от завершения (как я писал сроки тут 10-15 лет), но все же, есть проекты либо уже полностью работающие, таких около десятка, либо находящихся на самой заключительной стадии клинических исследований — таких около полутора десятков. Итого около 25-и успешных проектов — то есть уже сейчас больше среднемирового показателя.

Как отбираются эти проекты, нет ли среди них пустышек, которые нужны лишь для получения гранта и последующего хищения средств? Ну казалось бы, раз такой низкий процент успешных проектов, ничего не стоит создать еще один проект, получить деньги, после чего сказать «ну не шмогла я». Но не так всё просто.

Для начала, прежде чем проект попадет в Сколково, он проходит через внешнюю экспертизу — специальный научный совет. Этот совет никак не связан со Сколково, в него входят различные эксперты и ученые, зачастую из разных стран мира. Когда проект отправляется на утверждение никто даже не знает кто именно будет этот проект рассматривать. Повлиять на результаты экспертизы невозможно.

Но этого мало. Для того что бы Фонд Сколково выделил деньги на проект необходимо найти инвестора, готового вложить в проект столько же и разделить риски с государством. Если такой инвестор найден, это с большой степенью вероятности означает, что проект действительно стоящий,раз кто-то решил рискнуть своими деньгами. К тому же, частный инвестор не позволит его деньги просто взять и украсть.

К тому же, деньги не выделяются все сразу, проект разделен на этапы, и очередной транш выделяется только после успешного завершения предыдущего этапа. Проект-пустышка попросту не пройдет даже первый этап. Я уж молчу о том, что деньги выделяются строго по смете, и их расходование по смете строго контролируется.

Конечно, даже в такой серьезной системе отбора, наверное есть какие-то лазейки, это вечная борьба добра со злом, везде где есть деньги, найдется тот, кто попытается их украсть.

Но разве это повод для того, что бы не делать ничего, только на том основании, что «кабы чего не вышло»? Ну тогда придется отказаться от любых проектов, начиная от строительства детских садов, больниц, школ, и заканчивая Крымским мостом и Космодромом Восточный. Кабы чего не украли.

Это конечно не выход. Уже даже те проекты, о котрых я рассказал, говорят, что идея Сколково — правильная и нужная идея, которая поможет России находиться на острие технологий.

И уже сейчас проекты, реализованные на базе проекта Сколовоо работают и помогают людям.

«Сноб» встретился с бывшим вице-премьером России, председателем фонда «Сколково» Аркадием Дворковичем на форуме «Открытые инновации» и обсудил с ним прошлое, настоящее и будущее экосистемы, которую они пытаются построить в бывшей деревне за МКАДом с помощью «мягкой силы»

31 октября 2019 15:02


Ɔ. Вы сами считаете успешной экосистему, которую вы построили в Сколково?

Если бы я сказал, что считаю успешной, это, значит, не был бы достаточно амбициозным и точно совершил бы ошибку. Мы делаем то, что задумали еще 10 лет назад и, мне кажется, движемся в правильном направлении. Здесь соединились уже тысячи людей, которые заряжены более-менее одной идеей — сделать из какой-то разработки, из научной идеи бизнес, заработать деньги. А мы, как фонд, нацелены на то, чтобы помочь им сделать деньги на своих идеях, сделать это красиво, интересно для других. И нам удается стыковать людей, где-то лучше, где-то хуже, где-то быстрее, где-то медленнее, это нормально, но удается. Я бы сказал, что мы прошли примерно 30 процентов пути, который должны пройти до 2025 года, за первые 9 лет, то есть за следующие 6 лет мы должны пройти две трети пути. И это нормально, потому что мы уже накопили опыт, уже все вошло в рабочий процесс, и это можно сделать за эти оставшиеся шесть лет. И по количеству стартапов, и по объему заработанных денег, и по количеству центров исследований и разработок, инжиниринговых центров крупных компаний, которые здесь постепенно размещаются, вполне достижимо. У нас уже неплохой университет, в нем работают блестящие профессора, тысячи студентов учатся на программах подготовки магистров, аспирантов и постдоков, ведут блестящие исследования. Из стартапов, как и положено, кто-то успешен, кто-то неуспешен. Процентов 15–20 зарабатывают уже прибыль, и это хороший показатель. Я думаю, что этот процент не будет уменьшаться, несмотря на рост количества стартапов, потому что у нас очень хорошая экспертиза. Это тот плюс, которым обладает Сколково, — хорошая экспертиза проектов. И мы уже вызвали интерес глобального сообщества, люди видят, что международные компании тоже интересуются практически каждый день. Это не замкнутый российский проект, а реальный проект. Повторяю, нам еще, по крайней мере, две трети пути до успеха.


Ɔ. А горизонт планирования у вас на данный момент — до 2025 года?

На данный момент до 2025 года, но понятно, что мы думаем дальше. У нас в следующем году десятилетие, как раз мы сделаем программу на следующий период, потому что уже понимаем, что некоторые проекты, некоторые вещи нужно планировать на более длительный срок. Так что да, до 2025 года у нас абсолютно конкретные показатели, четкие цифры, которых мы должны достичь, минимум, который мы должны достичь, мы уверены, что это сделаем, хотя по некоторым вопросам это требует просто ежедневной громадной работы. Но мы видим, что, чтобы оставаться глобально конкурентоспособными, нам нужно сделать в следующие пять лет еще больше.


Ɔ. Насколько я понимаю, здесь школа, здесь люди живут. Расскажите немного про параметры сообщества именно на человеческом уровне?

Такое сообщество у нас только формируется, но я думаю, что мы находимся в самой начальной стадии. Первый супермаркет появился у нас только два месяца назад: «Мираторг» открыл свой магазин. Просто до какого-то момента людей здесь было слишком мало, чтобы это было настоящим сообществом. Но каждый месяц число жителей увеличивается, каждый месяц число работающих здесь людей растет, причем растет быстро.

Вот галерея «Амальтея», которая построена на частные деньги группой компаний Гуцериева, получит своих резидентов в течение ближайшего полугода, постепенно начинают заселяться люди. И это сразу удвоит количество людей, которые работают в Сколково.

Школа заполнена на сто процентов, в нее очень трудно попасть. В университете конкурс среди иностранных аппликантов примерно 100 к 1, а среди российских — поменьше, но тоже большой, и Сколтех — очень популярное учебное заведение. Это уже модное место, модное сообщество. У нас сейчас живет тысяча человек, а на пике будет где-то 13–15 тысяч человек. У нас работают 10–12 тысяч, на пике будут 70 тысяч человек работать только на территории. Через пять-шесть лет и мы уже выйдем на эти цифры.

Читайте также:  Как оплатить интернет на планшете

Фото: Пресс-служба форума «Открытые инновации»


Ɔ. Вы представляете себе какое-то направление этого развития через несколько поколений?

Я думаю, это уже будет не только центром инноваций и разработок, это будет местом, где людям будет нравиться просто проводить время. Это будет очень удобным, красивым городом для жизни, где будет много выставок, ресторанов, где будут спортивные соревнования, где будет очень правильная атмосфера и для молодежи, и может быть, прежде всего для молодых людей, но и для семейного отдыха, для тех, кто хочет жить комфортно и удобно. Мы все равно часть Москвы, и это для нас очень важно, мы являемся московским брендом, и мы видим, как город развивается в целом, и это очень здорово. Мы довольны, что являемся частью московского, в том числе, сообщества. Но, с другой стороны, Сколково — это международное, конечно, место.


Ɔ. Как вы думаете, в идеальном мире как то, что вы здесь растите, поменяет Россию? Какие вообще цели вы себе ставите?

Я думаю, что Россия станет страной, основанной на новых технологиях, неизбежно. И в Сколково будет рождаться, может быть, процентов 20–30 этих технологий. Или под эгидой Сколково. И это очень здорово. То есть мы будем все время в лидерах этого процесса. Причем речь не столько, может быть, о конкретных промышленных внедрениях, хотя это тоже важно, сколько об изменении жизни в обществе, о каких-то вещах, которые доступны. Россия всегда была страной, которая умела производить отличные единичные вещи для космоса, для ядерной энергетики, оружие, балет, естественно, и другие вещи. Надеюсь, что Сколково станет местом, где производятся массовые продукты и услуги, которые будет знать весь мир и вся страна, и это может поменять имидж России, что мы делаем интересные для миллионов людей вещи.


Ɔ. Главная, фундаментальная проблема — это проблема невозможности предложить масштабную альтернативную идею устоявшейся. Сколково — это проект, который пытается это постепенно изменить?

В какой-то степени мы начали с создания острова, среды с новой культурой, которая определенными вещами отделена от всего остального. Но когда мы поняли, что мы умеем создавать новую культуру: новую культуру разработки продуктов и услуг, новую культуру общения в образовательной среде, новую культуру потребления, использования новых технологий, мы начали работать уже более широко для всей страны. Это будет менять мироощущение людей.

Мы за мягкую силу, за изменение культуры в обществе, которая дальше будет вести к естественному изменению и поведения, и сознания, и выбора. И делать мы это хотим не на основе чьих-то традиций, что уже создано в мире, а на том, что мы сами здесь создаем, а именно в России, в основе нашей культуры, но при этом беря все лучшее, что есть у других.


Ɔ.
Ɔ. Учитывая, что Сколково является ключевой точкой, если нарисовать диаграмму «Государство и инновационный технологический бизнес», Сколково находится прямо в центре этого.

Это не единственный центр, но мы один из важных центров на данный момент.


Ɔ. Ну, он все равно, трудно с этим спорить, флагманский проект в сфере инноваций.


Ɔ. Если не брать политические аспекты, а чисто экономические, в стране, как и во всем мире, растет расслоение, очень много людей оказываются очень сильно ограничены в ресурсах, они не могут экономически активно работать на себя…

Здесь нет простого решения. Единственное решение — это доступ к новым технологиям, именно доступ. И мы нацеливаем компании, которые у нас работают, на такие технологии, которые могли быть доступны большему количеству людей. Не единичные вещи, не узкие вещи, а именно массовые технологии, которые дают возможность создать больше рабочих мест, чтобы люди чувствовали, что у них есть выбор в жизни. Это задает огромный новый вектор, очень серьезный вектор с точки зрения переподготовки людей, обучения новым навыкам в образовательной системе, которую мы тоже здесь пытаемся строить вместе с нашими партнерами. Вот это наш ответ, мы другого ответа дать не можем, здесь нет волшебной палочки.


Ɔ. Считаете ли вы, что у бизнесов, которые оказываются здесь, есть ответственность не только перед собой и перед инвесторами, но и перед обществом в целом?

У меня есть ощущение, что в России вообще люди, которые занимаются подобными вещами, чувствуют большую ответственность, чем в других странах, скажем так. У людей больше развито философское мышление о судьбах мира, хорошо это или плохо, в России это так. Но, конечно, в бизнесе все равно главная цель — зарабатывание денег, здесь не нужно строить иллюзий и говорить, что социальная ответственность будет главным мотивом. Главный мотив для любого бизнеса — зарабатывать деньги. Но мы видим здесь, что бизнес думает и о стране, и о будущем, и о мире в целом, и это важно.

Как это сделано, как это работает, как это устроено

Самое познавательное сообщество Живого Журнала

На днях посмотрел сериал "Кремниевая долина", который дал мне какое-то представление о том, что такое бизнес-инкубаторы, кому нужны стартапы и кто такие венчурные капиталисты. Не могу сказать, что после этого я стал специалистом в том, как возникают и развиваются новые высокотехнологичные компании, но определенную картину того, как это выглядит в США, я получил. И так совпало, что в эти же дни меня пригласили в "Сколково" посмотреть несколько стартапов.

В "Сколково" я еще не был, даже не представлял себе, что это и где находится, а тут подвернулся такой интересный случай, от которого было грех отказываться. К тому же учитывая, что это место называют российской "кремниевой долиной", было интересно сравнить с тем, что я видел в импортном сериале.

Российская "кремниевая долина" находится буквально в паре километров от мкада, и занимает территорию в 6 кв.км. на которой находится крупнейший в Восточной Европе технопарк и несколько строений, в числе которых гимназия, институт науки и технологий, и университет, но сейчас мы будем говорит именно о технопарке. Он представляет собой большое здание схожее с бизнес-центром, и здесь находится рабочая площадка для более чем 200 инновационных компаний, которые разделены на несколько кластеров:

1. Информационные технологии
2. Энергоэффективные технологии
3. Биомедицинские технологии
4. Передовые производственные технологий, ядерные и космические технологий

Компании, представленные в этом бизнес-инкубаторе, изначально освобождены от налогов, платят только за аренду помещений и электричество и работают над развитием своих проектов. На данный момент около трети компаний-резидентов привлекли инвестиции в свои проекты, а почти половина из них начала получать выручку. Статистика показывает, что выручка компаний, расположенных в технопарке, растет хорошими темпами. Цифры можете посмотреть здесь.

Читайте также:  Установщик программ на компьютер

Сегодня мы увидим пять совершенно разных проектов. Напишите после прочтения поста, что вы думаете о каждом из них.

Первый проект — компания "Моторика". Стартап снован в 2015 году и создает тяговые и бионические протезы верхних конечностей и систему обучения для их пользователей.

Своей задачей команда проекта видит создание протезов, которые не только сравнятся по возможностям с настоящей рукой, но и превзойдут ее. Для этого применяются современные способы управления протезами (снятие электрических импульсов с мышц), а сами устройства получают дополнительные функции: в них встраиваются цветные дисплеи, блоки управления цифровой техникой или радиоуправляемой моделью, камеры. По словам основателя компании Ильи Чеха, статус резидента "Сколково" позволяет экономить около полумиллиона рублей в месяц на налоговых льготах.

Проект достаточно интересный и нужный, учитывая, сколько людей нуждается в простых и удобных для использования протезах.

Второй проект — "ОнкоЮнайт Клиникс", который более четырех лет занимается разработками в области онкологии и генетики, созданием тестов для диагностики и определения статуса заболеваний, а также прогнозирования развития болезни.

Основной продукт компании – облачная платформа для интерпретации геномных данных опухоли. Также ведется разработка тест-платформы для диагностики ранних стадий метастатической меланомы на основе профиля экспрессии микроРНК и тест-систем для определения статуса и прогноза врожденных неврологических заболеваний у детей.

Компания проводит комплекс исследований: секвенирование экзома, анализ экспрессии генов в опухоли, клеточные исследования. Для сопоставления и интерпретации полученных результатов используется анализ больших данных, глубокое машинное обучение, технологии искусственного интеллекта. Эти технологии создают новые возможности для диагностики, персонализированной терапии заболеваний и контроля ее эффективности.

Помимо практической деятельности, компания ведет исследовательскую работу, ее сотрудники публикуют научные статьи и выступают на конференциях. Исследования охватывают широкий спектр задач: от подбора наиболее эффективной терапии для отдельно взятого пациента до разработки новых средств лечения онкологии.

Проблема терапии рака и его выявления на ранних стадиях стоит довольно остро, потому проект достаточно интересен.

Третий проект — лаборатория 3D Smile, которая занимается разработкой программного обеспечения и производством системы выравнивания зубов , в которую входит весь цикл изготовления ортодонтических прозрачных кап: от сканирования зубов и челюсти до составления 3D-плана движения зубов в капах и 3D-печати. Капы делаются по заказу стоматологических клиник – партнеров компании. Также лаборатория 3D Smile проводит обучение врачей-ортодонтов и онлайн-консультации.

Слепки с зубов пациентов.

Капы 3D Smile представляют собой альтернативу ставшим уже привычными для ортодонтов брекетам. В отличие от металлических конструкций капы воздействуют на большую поверхность зуба, а не только на одну точку, и более эффективно и бережно выравнивают зубы. Капы изготавливаются из специального медицинского пластика и незаметны во время ношения

Так сканируют слепки и получают 3D модель зубов.

Благодаря тому, что они лишь надеваются на зубы, а не прикрепляются неподвижно, выравнивание зубов позволяет вести привычный образ жизни, заниматься активными видами спорта, публичной деятельностью и не менять рацион питания. А собственное производство кап в России позволяет сделать новейшую технологию сопоставимой по цене с обычными брекетами.

А так печатают капы в 3D принтере, полимер наносится на специальную подложку.

У кого были проблемы с зубами, носили брекеты или капы?

Четвертый проект — "Трайфит Технологии", который занимается разработкой программ, позволяющих максимально точно подбирать обувь каждому конкретному человеку, в том числе при покупке в интернет-магазине. Ее работа основана на создании и сравнении трехмерных моделей обуви и ног покупателя.

Компания предлагает технологию 3D-сканирования ног и моделей обуви и сам сканер. Он представляет собой платформу площадью меньше квадратного метра. На основе данных сканера создается трехмерная модель ног человека, похожим образом сканируется обувь производителей – партнеров компании.

В результате покупатель может без примерки подобрать идеально подходящую ему пару.. Алгоритм учитывает также различные ситуации, в которых обувь будет использоваться. Например, предназначена ли она для повседневного ношения или для занятий спортом.

Специальное приложение сохраняет данные сканирования и оценивает их по 10-балльной шкале, давая ответ на вопрос: насколько хорошо подходит та или иная обувь из разных магазинов вашим ногам. Круто же!

Еще одна технология, inMotion, показывает, как будет сидеть обувь при движении человека.

Сейчас компания проводит пилотные проекты с четырьмя производителями: Adidas Group, Decathlon, Ralf Ringer и «Эконика». Они покажут, насколько эффективна и востребована технология на рынке, и как она меняет взаимодействие продавцов и покупателей обуви.

Любопытный проект, к которому у меня еще остались вопросы, но я надеюсь увидеть этот аппарат в одном из названных магазинов и опробовать его на себе. Потом поделюсь впечатлениями.

Пятый проект — "Интеллектуальный карьер — система управления технологическими процессами на открытых горных работах в полностью автономном режиме. Для этого используется беспилотный грузовой транспорт и технология высокоточной спутниковой навигации.

Специально для отработки технологии была построена модель карьера с радиоуправляемыми самосвалами и экскаватором.

Роботизированные грузовые автомобили создаются в сотрудничестве с «БелАЗ», «КамАЗ» и другими производителями грузовых машин и техники для горных работ. Технология предполагает перевод всего оборудования (экскаваторов, самосвалов, погрузчиков, буровых станков и железнодорожного транспорта) в автономный режим или в режим дистанционного управления.

Минимальное присутствие людей на участке добычи позволяет повысить эффективность и безопасность работ, в том числе в труднодоступных регионах, и устранить проблему нехватки квалифицированного персонала. Проект также направлен на снижение расходов на топливо и эксплуатационные затраты.

Учитывая, что уже есть беспилотные легковые авто и грузовики, было бы интересно увидеть самосвалы и экскаваторы, добывающие уголь и железную руду без участия людей. Но мне кажется, что это довольно трудная задача, потому что условия работы предполагают постоянное наличие квалифицированного персонала. Но поживем-увидим.

Кстати недавно компания успешно провела тестирование своего беспилотного самосвала. Как это было можно увидеть здесь.

Поделитесь своим мнением. Какой проект вам понравился больше всего, какой меньше?

Жми на кнопку, чтобы подписаться на "Как это сделано"!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите Аслану (shauey@yandex.ru) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят не только читатели сообщества, но и сайта Как это сделано

Подписывайтесь также на наши группы в фейсбуке, вконтакте, одноклассниках, в ютюбе и инстаграме, где будут выкладываться самое интересное из сообщества, плюс видео о том, как это сделано, устроено и работает.

Ссылка на основную публикацию
Что делать если завис телефон андроид
Что делать, если завис Андроид и не реагирует не на что? В этой статье мы посмотрим четыре простых способа как...
Фум лента в стоматологии фото
Автор: G. Freedman Перевод: Александр Зыбайло Автор: G. Freedman Перевод: Александр Зыбайло Ограничение количества цемента для фиксации и использование определенной...
Функции жесткого диска в компьютере
Жесткий диск, он же винчестер, является основным местом, где хранится вся информация. В отличие от оперативной памяти, он энергетически независим,...
Что дают за рейтинговые бои
В кои-то веки разработчики решили прислушаться к мнению игроков и ввести в Варфейс рейтинговые матчи. Теперь каждый игрок, достигший 26...
Adblock detector